Дневник просматривают: Нет

Единственная непорванная нить

Сб Май 18, 2019 9:17

Вот подумалось, что единственная нить, связывающая русское общество многие века, которая еще не порвалась - это Православная Церковь. Только представьте - Ахматова и Блок, например, бывали на точно таком же Богослужении, как сейчас. На таких же службах стоял Достоевский. А раньше - Пушкин. А до него - Ломоносов. А еще раньше - Минин и Пожарский, Андрей Рублев, и так до князя Владимира Красное Солнышко и княгини Ольги. Конечно, мелодии песнопений несколько поменялись (но некоторые и не изменились), но произносимые в храме слова, порядок службы - остались неизменны.

Что еще не поменялось с той поры? Да все поменялось. Изменился язык, на котором мы говорим в обычной жизни, изменилась наша одежда, образ жизни, наши города и наши дома, даже природа, и та изменилась - что-то вырубили, что-то осушили, что-то засадили, и не бегают больше по лесам дикие туры, на которых охотились князья...

З.Ы. Этот пост - желание поделиться мыслью, а не поспорить :)

Ну вот улетел Андрей обратно в Петребург

Вт Май 07, 2019 9:07

А его впечатления о Новосибирске и Томске можно почитать у него в ЖЖ.

Первый раз в жизни я испробовала себя в качестве гида. Мои открытия на этом поприще: не всегда человек хочет смотреть то, что ты бы хотел показать и что тебе кажется наиболее интересным и впечатляющим. И приходится показывать не самое тобой любимое и иногда даже то, где сам ни разу не был (хоть и живу больше 40-лет в городе, но много где никогда не была :)) Так, Андрей отказался смотреть наш Зоопарк или гулять со мной по Академу, или пойти в Ботсад; а вот станция Инская ему очень была интересна.
И еще - оказывается, даже за полдня и на общественном транспорте можно многое объехать и посмотреть - вчера с 10 утра до 15.00 погуляли по набережной в районе Речного вокзала, съездили в Бугринскую рощу и погуляли там, а потом съездили посмотрели Бердск.

О нашем городе

Ср Май 01, 2019 14:00

В понедельник показывала наш город одному довольно известному блогеру из Петербурга (Флакельф). Конечно, всегда интересен свежий взгляд со стороны.
Оказывается, есть у Новосибирска и плюсы :). Именно у Новосибирска, не у Академгородка (городок-то, понятно, замечательное место).
Сейчас вот он в Томск поехал. Надеюсь, на обратном пути еще пообщаемся :)

Пока есть время (сижу дома с больными) продолжу

Ср Апр 17, 2019 14:38

Бабушка Люда была очень красивой, и у нее всегда не было отбоя от ухажеров. А тем более на фронте парней было с избытком, но вышла замуж бабушка уже после войны. Как и моя другая бабушка, Маша. Я, кстати, спрашивала как-то бабушку Машу про любовь на фронте. Бабушка ответила: "Какая там любовь - мы на солдат смотрели только как на солдат, не видели в них парней. Понимали, что в любой момент любого может ранить, убить. Один раз только был случай - медсестра влюбилась в раненого. Но тот парень вскоре умер. И так она ревела, убивалась, и все девчонки с ней начали рыдать, уж так мы там все урыдались тогда. Парни - да, иногда приставали, но девчонки давали им от ворот поворот". И всегда бабушка плевалась, когда видела в фильмах про войну фронтовую любовь - ненатурально все это сняли, говорила.
Видимо, в такой стрессовой ситуации, как война, девчонкам и впрямь было не до любви. Любовь пришла к ним позже.
Бабушка Люда была девушкой скромной, и парня себе выбрала такого же - ей понравилось, что он ухаживал с благородством, "не лез сразу целоваться". Это был военный летчик Михаил, их часть перебросили в 1945 с Северного фронта на Дальний Восток.
На Дальнем Востоке наши войска стояли после войны несколько лет. Воинская часть дедушки находились в городе Порт-Артур (сейчас г. Далянь в Китае). Там бабушка и дедушка поженились и у них родился первый ребенок, дочь Света. Медицинская помощь при родах в армейских условиях была очень плохой, да и вообще не было там нормальных условий для рождения и выхаживания младенцев... Поэтому и бабушка получила заболевание после родов, и дочка ее заболела. Хотя ее пытались, как могли, лечить, бабушка носила ее на уколы, но едва прожив 3 месяца, девочка умерла. Бабушка очень плакала, вспоминая ее. Вообще на эту тему в семье почти не говорили. Только пару раз за все время моего общения с бабушкой разговор зашел про это.

Поскольку у бабушки после первых родов началось какое-то заболевание, врачи ей сказали, что детей у нее больше не будет, если хорошо не пролечиться. Но пролечиться она не успела, так как наступила новая беременность, и в 1948 родился у нее сын, мой отец. Так и стоит у него в паспорте место рождения: г. Порт-Артур.

Итак,

Ср Мар 20, 2019 9:02

осталась моя прабабушка Ревекка (Рива, как ее звали домашние) вдовой без всяких средств к жизни. На руках у нее было трое детей - старшая, Люда - 5 лет (1924 г.р.), и два сына - Борис и Валентин. Ревекка пошла работать поваром в столовую. Дети оставались дома с родственниками, бабушка Люда вспоминала, что жили они в восьмером в одной комнатке, спали по двое и по трое, отдельная кровать была только у ее бабушки.
Но зарплата в столовой была очень маленькой, на жизнь не хватало. Ревекка была очень честной, и украсть что-то из еды в столовой не могла. А между тем ее собственные дети начали опухать от голода. Когда про это узнали другие работники столовой, они пришли к Ревекке домой с кое-какими продуктами. И сказали детям, чтобы те приходили к ним в столовую, они будут потихоньку их подкармливать.
Так дети были спасены от голода, но все равно жизнь их в 20-е и 30-е была очень тяжелой и бедной. Например, бабушка Люда рассказывала, что у них было только по 2 смены белья - одно на себе, другое в стирке. А платье у нее вообще было одно, его ей сшила и подарила соседка-еврейка, потому что надеялась, что когда Люда вырастет, выйдет замуж за сына этой соседки. Это был предварительный подарок невестке, так сказать. (Люда была очень красивой девочкой, и характер у нее был хороший, а уж трудолюбивой и хозяйственной она была в высшей степени).
Люда очень берегла свое единственное платье, из найденной на улицы палки и веревочки сделала плечики, и вешала на них платье, а потом на гвоздик на стену. Шкафов для одежды в их жилище не было.
Но выйти замуж за соседского еврейского парнишку ей было не суждено, потому что началась война. Почти вся молодежь отправлялась на фронт - кого мобилизовали, а кто не попадал под мобилизацию, часто отправлялись добровольцами. Таким добровольцем была и Люда. Хотя в 1941 ей еще не хватало лет до призывного возраста, он уговорила своего одноклассника, работавшего в военкомате, подделать ей год рождения в документах. Тот согласился, и бабушка (тогда, конечно, юная девушка) отправилась из родного Ачинска на фронт.
Ей относительно повезло - направили на Дальний Восток, где она и прослужила всю войну в звании матроса. Но не на корабле, на берегу. Только один раз она видела неприятеля - когда к их берегу подошло вражеское судно и была объявлена боевая тревога. И даже тогда обошлось без обстрела.
Тем не менее, служба в армии не была легкой, конечно. Например, им приходилось, стоя по колено и по пояс в холодной воде, вручную разружать корабли.

Бабушкины братья тоже попали на фронт. Борис вернулся, а млаший брат, Валентин, погиб в 1943 году во время битвы за Днепр.

Коварство и любовь

Вт Мар 19, 2019 10:17

Моя бабушка со стороны отца, Людмила, происходила из польских евреев. Причиной того, что они оказались в Сибири, были... любовь и коварство. В 19 веке в Польше жило одно богатое еврейское семейство. И вот дочь в этой богатой семье полюбила бедного еврейского парня. Родственники девушки были категорически против такого брака, и, не имея возможности как-то по-другому воспрепятствовать влюбленным, написали на юношу донос в полицию, что он был участником польского восстания (дело было как раз в те времена). Юношу осудили и отправили в ссылку в Сибирь. (Неизвестно, был ли он действительно в чем-то виноват, или родственники его возлюбленной употребили свои деньги и связи, чтобы "упечь" его). Однако разлучить влюбленных коварным родственникам не удалось: девушка поехала за своим любимым в Сибирь. (Не только декабристки так поступали, как видим).
И так мои предки оказались в нынешнем Красноярском крае. Жили они, по рассказам бабушки Люды, в основном рыбным промыслом: ловили, засаливали и продавали рыбу. Житье в Сибири было достаточно бедным и трудным, но детям все-таки старались давать образование и "выводить в люди". У бабушки моей бабушки было 4-ро детей, и одна из них закончила гимназию и вышла замуж за офицера. Другая сестра вышла замуж за чеха, музыканта Вацлава. Третья сестра, Ревекка, мама моей бабушки Люды, вышла замуж уже в разгар революционных событий, и ее избранником стал красный командир Абрам.
(И белый офицер, и красный командир вскоре оставили своих жен вдовами. В 30-е всех бывших "белых" выискивали и расстреливали, так расстреляли и моего родственника, который уже давно к тому времени работал простым бухгалтером). А красный командир скончался еще раньше, как бабушка говорила, от какой-то болезни, и осталась Ревекка вдовой с тремя детьми на руках, старшей дочке было всего 5 лет).

Конец первой части :)

Вт Фев 05, 2019 20:16

После войны Мария возвращалась домой. В Новосибирске была пересадка, и на вокзале она ждала поезд на Бийск. Там же, на вокзале, ждали поезд два военных летчика. Они попросили молодую медсестру последить за их чемоданами, а сами на некоторое время вышли. Один из этих летчиков был мой дедушка Иван.
В Бийск они приехали уже все вместе, и родственники Ивана, встречавшие его на вокзале, сразу поняли, что перед ними Ванина невеста. Однако Иван приехал в Бийск только в отпуск, на побывку, потом он вернулся в Австрию, где тогда стояли после войны наши войска. Свадьбу с Марией они сыграли позже, в 1949 году.
Дедушка Иван, в отличие от бабушки, мало рассказывал о войне и не любил о ней вспоминать (хотя у него было много наград за выполнение боевых заданий в сложных условиях, под обстрелом врага. И два раз он был подбит, горел, но успевал посадить самолет). Только на 9 мая он обычно предавался воспоминаниям. Всегда с горечью вспоминал своего друга, который был сбит и погиб как раз 9 мая. А еще рассказывал, как они после войны стояли в Вене, в Австрии. Вот это были веселые и счастливые воспоминания. Запомнился мне такой рассказ:

Военным летчикам выдали материал на форменные сапоги, а пошить они должны были самостоятельно (ну как пошить - найти сапожника). Один из летчиков- друзей Ивана (звали его Василий) моментально нашел в Вене какого-то сапожника и похвастался остальным, что уже "решил вопрос". Когда же сапоги были готовы, он явился в них к своим друзьям. Хозяйка дома была, кажется, словачка. Она всплеснула руками: "Василь, чуни!". И впрямь, обувь на ногах Василия больше всего смахивала на чуни. (После войны австрийцы жили очень бедно и хватались за любую работу. Вот и этот сапожник, видимо, никогда раньше не шил сапог для военных, но подзаработать ему очень хотелось). Потом Василия все время поддразнивали этими "чунями".

После войны дедушка некоторое время оставался военным летчиком, а потом перешел в гражданскую авиацию. Работал диспетчером в новосибирском аэропорту.

9 мая всегда было важным праздником для дедушки и бабушки. Всегда они ходили на парад, потом мы всей семьей собирались за праздничным столом. Вечером ходили смотреть салют. Бабушка и дедушка ходили и на встречи фронтовиков, где было угощение, музыка, танцы. У бабушки было красивое вечернее платье для таких торжественных случаев.
Вообще, фронтовая дружба была крепкой: я помню, бабушка и дедушка постоянно созванивались со своими друзьями-однополчанами (особенно со штурманом дедушкиного самолета они дружили) и, пока были силы и здоровье, ездили к ним в другие города - в Ригу, в Киев.
Дедушка ушел из жизни в 75 лет (попал под машину) а бабушка прожила до 90.

на фронте

Сб Фев 02, 2019 12:23

Родители моей бабушки Марии, конечно же, не хотели, чтобы она отправлялась на войну. Да и раненые в госпитале, за которыми она ухаживала, отговаривали ее: "Не женское это дело, Маша". Но Машу было невозможно удержать. Она продолжала обивать порог военкомата, и, наконец, ее взяли в армию.
После недолгого обучения (в процессе которого они бегали кроссы и наматывали круги в грязи, ползая по-пластунски) Марию отправили на фронт. Она попала под Воронеж и там вместе частями Красной Армии отступала, как она выражалась: "драпали мы под Воронежем". Потом, когда я школьницей учила наизусть строки из "Бородино" ("мы долго молча отступали, досадно было, боя ждали, ворчали старики...") бабушка говорила: "вот так же и мы в свое время".

Бабушка многое рассказывала о войне, но это, конечно, были рассказы не о приключениях и не о каких-то выдающихся геройствах, а о лишениях и тяжелой, изматывающей работе, порой за гранью человеческих сил. Бабушка была медсестрой- сначала выносила раненых с поля боя, позже работала в фронтовом госпитале. Вспоминала она постоянные обстрелы (один раз она сама была ранена, один раз контужена), но еще труднее было переносить невозможность поспать - бывало, дадут два часа отдыха, выйдешь из медицинской палатки, рухнешь рядом с ней в сугроб и спишь, потом разбудят, и опять - перевязывать, ставить уколы, давать лекарства, грузить раненых на машины, чтобы отвозить их в тыл. А также стирать вручную горы кровавых бинтов, кипятить медицинские инструменты, и прочее, и прочее.

Вспоминала бабушка и пешие переходы, когда войска меняли расположение, и когда на марше настолько устаешь, что уже не понимаешь, где ты и кто ты. И порой нехватку еды и воды (когда сосали завернутую в марлю глину, чтобы хоть чуть-чуть унять жажду. И колодец-то был недалеко, но из-за немецких обстрелов к нему нельзя было подобраться). И ужасные ранения, и страдания раненых, которым порой приходилось делать операции без наркоза (не хватало, не всегда могли подвезти).

Вспоминала бабушка и радость жителей Украины, когда их освобождала Советская Армия. "Как они нас встречали, как радовались!" - говорила она и не понимала, что же произошло с ними сейчас (бабушка умерла в 2014).

На Украине бабушку перевели на работу при штабе, и дальше она уже с нашими войсками не продвигалась, оставалась на Украине. Она видела разрушенный Киев, видела опустошенные еврейские местечки. Рассказывала, что в городке возле Одессы одна треть населения была евреи, они жили обособленно в своей части городка. Другую часть населяли русские и украинцы. Так после ухода фашистов еврейская часть городка стояла абсолютно пустая, ее жители были почти все убиты.

После войны бабушка вернулась в Бийск, где ее ждал отец. А с матерью ей уже не суждено было увидеться, во время войны она умерла.

Продолжение истории

Пт Фев 01, 2019 10:57

Многое еще можно написать о жизни на Дальнем Востоке. Например, как осенью устраивалась охота на кабанов, а потом всю зиму замороженные туши лежали на специальном помосте (от мышей и пр.) посреди поселка, и каждый мог пойти и отрубить, сколько нужно. Когда маленькой Маше надоедала кабанятина, он просила отца пойти в тайгу и настрелять ей рябчиков.
Что касается еды, бабушка любила еще замороженное молоко, которое привозили на прииск большими кругами. И, конечно, пельмени. Но живший по соседству чех, Вацлав Вацлавович, очень ругал русских за эти пельмени: "Возьмут хорошее мясо, сунут в тесто и варят. Нет чтоб пожарить!" А сам он как-то приготовил по своему чешскому рецепту торт, но Маше не понравилось, "слишком жирный".
Девочка росла, как сорванец, и была довольна своей привольной жизнью: много времени проводила на улице, бегала с ребятами по лесу, ездила по воду с водовозом, ездила на лошади. Но родители беспокоились о ее образовании, и через некоторое время отец оставил работу на приисках, и семья переехала в Бийск. Там, конечно же, в школе выявились значительные пробелы в Машиных знаниях, и ей пришлось подналечь, особенно на математику. С русским же языком все было хорошо, наверное, благодаря урокам дворянки (бабушка называла ее графиней, но может быть, она графиней и не была).

В Бийске семья жила в своем доме, как и большинство бийчан тогда. А Бийск подвергался переодически затоплениям. Тогда жители перебирались на чердаки своих домов, а по городу передвигались на лодках. (Наверное, все же не весь Бийск топило, только часть).
Школьный класс у бабушки в Бийске был очень дружный. Хотя трое из ребят, в том числе моя бабушка, считались детьми "врагов народа", и их не принимали в комсомол, в остальном они не чувствовали какого-то к себе плохого отношения.

В основном в довоенном Бийске жили очень бедно. Так, бабушкина подруга Люда ходила всегда в единственном платье, измазанном мазутом. Другого ничего не было. Тогда моя бабушка попросила своих родителей подарить Люде ткань на платье. Бабушкина мама купила два отреза и подарила Люде. Та была просто счастлива! Сказала своей маме из одного отреза сшить платье, которое будет носить, а из другого - себе не похороны. (Она болела туберкулезом и думала, что скоро умрет. Но ее мать так билась за жизнь дочери, даже в войну добивалась для нее путевок в санаторий (просто постоянно обивала пороги властей), сдавала кровь, чтобы получить доп. питание и отдать дочке. И та выздоровела, вышла замуж и прожила долгую жизнь. Я с моей бабушкой была у нее в гостях в Бийске в начале 80-х).

В то время, когда моя бабушка Маша осваивала школьную программу в Бийске, не так далеко от нее жил Иван, ее будущий муж. Но познакомились они только после войны.
Семья Ивана жила в Одинцовке, возле Бийска. Родители его были, можно сказать, коренные сибиряки: вели свой род из сибирского казачества. Прадед Иосиф работал лоцманом на Бии. Женился он на Александре, дочери почтового чиновника 14 разряда (низший разряд чиновничества в царской России). У них родилось пять детей, Иван был вторым. У прадеда Иосифа был достаточно крутой нрав, он не очень ладил с начальством и однажды так послал своего начальника, что остался без работы. После этого пришлось им довольно туго, но потом старший брат Ивана, Дмитрий, стал работать в Бийском пароходстве и помогать семье. (Так потом Дмитрий и был всю жизнь речником). А Иван пошел учиться на сыродела.

В 1941 году бабушка Маша заканчивала школу, 10 классов. У всех одноклассников были планы, куда пойти дальше, какую получать специальность. Но все эти планы перечеркнула война.

Часть ребят сразу призвали в армию, а многие пошли добровольцами. Бабушка тоже очень рвалась на фронт. Однако поначалу ее не брали - из-за отца, который был "враг народа", а также из-за нерусской фамилии. И он пошла работать в госпиталь, который организовали в Бийске для раненых, прибывавших с фронта.

Школьные годы бабушки Марии

Вт Янв 29, 2019 21:14

Мария подрастала, и ей пришла пора идти в школу. А это было непросто. Добирались до школы через лес большой компанией, всю дорогу шумели и пели, чтоб отпугнуть медведей. (С медведем бабушка все-таки один раз столкнулась, но не по пути в школу, а когда собирала в лесу малину. Медведь тоже пришел тогда малиной полакомиться. То-то визгу было, когда дети бежали оттуда к поселку :)). Ингода ребятишек подвозили до школы на лошадях, если была возможность.
С учителями в школе была проблема. Бабушку и ее одноклассников учила какая-то девица, только что окончившая 7 классов. Когда прадедушка Петр увидел, что правильное в тетрадях учитель исправляет на неправильное, он пришел в ужас и договорился, чтобы детей учила жившая на прииске дворянка.
Эта дворянка была из Петербурга. После революции она вышла замуж за собственного кучера, который давно был в нее влюблен, но мать, разумеется, никогда бы не благословила такой брак. А после революции она сама посоветовала дочери выходить за кучера и уехать подальше, "целее будешь". Так они оказались на Дальнем Востоке. Брак был не особенно счастливым, бывший кучер поносил на чем свет стоит свою бывшую госпожу, потому что она была очень неприспосблена к жизни и не умела ничего делать по дому. Только вышивала да могла приготовить один вид пирожных.
А учить детей - это для нее оказалось отдушиной в ее тяжелой и унылой жизни. (Не знаю правда, устроили ее в школу или просто к ней дети приходили по вечерам, как сейчас к репетитору бы ходили).

Не только хороших учителей не хватало в школе, но не было элементарно тетрадей, карандашей, чернил. Тогда ребята (наверняка по наущению учителей) написали письмо Н.К. Крупской. И от нее пришел ответ и большая посылка с тетрадями, карандашами, красками и всем, что нужно! Для детей это было просто чудо какое-то!
Школьные годы бабушки пришлись на 30-е, время раскулачивания, депортаций, репрессий. Вскоре и на Дальнем Востоке появились раскулаченные, в основном украинцы. Они сразу же разбили огороды (видимо, семена везли с собой) и посадили, в том числе, "гАрбузы". Бабушка и другие местные ребята решили, что это арбузы. С нетерпением ждали урожая и потом украли с поля пару этих "гАрбузов". Сели в укромном месте и думали устроить пир. А "гАрбузы" - это же были тыквы.
Первый год раскулаченные жили в землянках, потом построили дома. У бабушки лучшая подружка была из этих переселенных. Дети звали ее Панка (видимо, от Прасковья?) а ее собственная мать - только "Паночка". Когда мама моей бабушки пришла к маме Панки отдать вещи для детей, та заплакала. От обиды, что ее Паночке придется носить вещи, как сейчас бы сказали, б/у.
В школе после приезда украинцев создали украинский хор. В него и русские дети вошли, например, моя бабушка. Детям пошили украинские костюмы и они с большим успехом выступали, выезжали в соседние поселки. До конца жизни бабушка помнила и пела украинские песни: "Ни шумэ, ни гудэ, дрибен дождик иде", "Гоп мои гречаныки" и пр.
В эти же годы Петра, отца бабушки, арестовали второй раз. На него поступил донос, что Петр построил "вредительскую" драгу. Написал один местный житель, который, по словам бабушки, "на всех писал доносы". Видимо, больной человек был. Тем не менее, "органы" должны были реагировать на любой донос. Прадедушку посадили, и завертелось все по накатанной - допросы, требования признаться во вредительстве. Допросы были жестокие, можно сказать, пытки - заставляли, например, сутки стоять, даже присесть нельзя было. А после допроса впихивали в переполненную камеру, в которой некуда было прилечь. Хорошо еще, что к прадедушке хорошо отнесся матерый уголовник, как бы главный в камере. Когда Петра втолкнули в камеру, тот уголовник сразу нашел для него место на нарах и сказал: "Полезай сюда, папаша".

В тюрьме здоровье прадедушки сильно пошатнулось, он нажил себе заболевания, которыми потом мучился до конца жизни.
Неизвестно, вышел бы он вообще на свободу, но без его "вредительских" драг и без его руководства добыча золота на приисках сильно снизилась. А золото было для Советской власти в тот момент крайне необходимо. И Петра освободили. Вернулся он опять к своей семье и к своей работе.

Страница 1 из 2
На страницу 1, 2  След.


Добро пожаловать в мой дневник
Владелец: [ Мюмла ]
Соавторы: [ (нет) ]
Дневник: [ Просмотреть все записи ]
[ Друзья ]
Перейти: [ Назад/Вперёд ]
Страница: [ 1 из 2 ]
Поиск по записям
 
Календарь
« < Май 2019 > »
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31
Болталка
Тут ещё тихо.
О Мюмла
Зарегистрирован
Ср Дек 23, 2009 21:53
Откуда
Академгородок
Дневник
Дневник начат
Сб Янв 26, 2019 12:49
Всего записей
14
Возраст дневника
119 дней
Всего ответов
49
Визитов
694
RSS
RSS Feed